Хочу кое-что сказать о деле Голунова как психолог.

Ко мне в кабинет приходят люди с болью. Они страдают от депрессии, избытка тревоги или затруднений в тестировании реальности. И мы, плотно закрыв дверь, разбираем те внутренние процессы, которые поддерживают их симптомы. Мы смотрим вглубь и ищем решения в личных ресурсах.

А что же внешний мир?
А мир остаётся за закрытой дверью, словно он не имеет к боли моих клиентов никакого отношения. Нейтральный фон – не плохой и не хороший.

Но это неправда.

Мир, в котором мы живём, оказывает на наше психическое здоровье колоссальное воздействие. Не только мама с папой, но и персонажи в телевизоре; не только семейное, но и общественное бессознательное – со всей мощью его когнитивных искажений и бредовых идей.

Я убеждена, что невозможно избежать тревожных расстройств, когда те, кто призван защищать от преступников, по факту оказываются самыми опасными преступниками. Нельзя не впасть в депрессивную беспомощность, когда любой мало-мальски успешный бизнес могут отжать представители особой касты. Немыслимо не переживать шизофреническую расщеплённость, когда СМИ информируют об одном, а жизнь – о противоположном. Нельзя не иметь посттравматической симптоматики, когда подброшенные улики и сфабрикованные дела давно превратились в обыденность. Точнее, можно, но лишь путём грубейшего выпадения из реальности, в котором сейчас пребывает значительная часть наших сограждан.

И это означает, что каждый из нас по-своему болен. Болен вынужденно — ровно в той мере, в которой болеет общество в целом.

Именно поэтому дело Голунова – и моя война.

PS: Пожалуйста, репостните, если согласны с написанным. Мне очень хочется, чтобы глас одинокого психолога был услышан.

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.