Ассертивное поведение или как настаивать на своем ни с кем не ссорясь.

Мир, в котором мы живём,  требует от нас отличных коммуникативных навыков. Какая бы задача ни стояла — устроиться на работу, найти себе партнёра или успешно провести переговоры, нам выгодно соблюдать разумный баланс между своими интересами и интересам окружающих нас людей.

Но как это сделать?

Первый вариант — быть агрессивным и идти напролом.

Но это не лучшая тактика. Однажды уступив напору агрессора, человек приложит все усилия, чтобы в дальнейшем избегать с ним возможных контактов. Агрессия не может служить основой длительного сотрудничества.

Второй вариант — сходу соглашаться на компромисс, игнорируя собственные потребности.

Однако, если снова и снова сдавать территорию, опасаясь открытого конфликта, велик риск не только остаться в проигрыше, но и  утратить уважение окружающих.

Пытаясь найти золотую середину, многие из нас совершают одну и ту же ошибку. А именно начинают практиковать пассивную агрессию.

Что такое пассивная агрессия?

Пассивная агрессия – это замаскированная агрессия, которая проявляется через промедление, уклончивость, забывчивость, демонстративное непонимание.

Люди, практикующие пассивно-агрессивное поведение, склонны к неконструктивной критике,  уходят от темы, цепляются к мелочам, но при этом избегают открытых столкновений и не отстаивают свое мнение напрямую.

На самом деле пассивную агрессию время от времени демонстрирует каждый из нас.

Мы говорим «возможно», подразумевая «нет», и оттягиваем выполнение неприятной работы в надежде её избежать. А ещё брюзжим и критикуем то, что нам не по душе и что мы не в силах изменить.

Можно сказать, что пассивно-агрессивное поведение – это способ справиться с теми ситуациями, в которых мы чувствуем себя беспомощными или отказываемся применять силу во избежание последствий.

Пассивной агрессии мы научаемся ещё в детстве. Чувствуя себя слишком слабыми для прямого конфликта с родителями, дети быстро понимают, что иногда самый короткий путь к достижению желаемого лежит через внешнее согласие, мелкое враньё или умение вовремя «забыть» запрет старших.

«Ой, я просто не подумал!» или «я не нарочно, у меня просто вылетело из головы» — кто из нас не говорил чего-то подобного? Но мы продолжаем использовать наработанные навыки и во взрослом возрасте, не задумываясь о том, что они уже растратили свою эффективность и в долгосрочной перспективе играют против нас.

Ведь общение с пассивно-агрессивным человеком не приносит ни радости, ни обоюдной выгоды. Это скверная дипломатия, ведущая к неуспеху.

Пример №1: мама учит ребенка пассивной агрессии, предлагая утаить от отца плохие оценки вместо того, чтобы втроем обсудить снизившуюся школьную успеваемость и найти конструктивное решение проблемы.

Пример №2: коллега по работе демонстрирует пассивную агрессию, настаивая на том, что не получал письма с важным заданием (хотя в действительности, конечно же, получил).

Пример №3: супруг ведет себя пассивно-агрессивно, «наказывая» другого супруга молчанием за реальную или вымышленную провинность.

Итак, мы выяснили, что, помимо прямой агрессии (нападок, оскорблений, обесценивания) существует агрессия пассивная, которая также затрудняет процесс коммуникации.

Но как же тогда следует общаться, если намерен не уступать, а добиться своего?

Ассертивное поведение как выигрышная альтернатива

Наиболее продуктивный выход – научиться ассертивному поведению.

Ассертивное поведение — это такой тип поведения, которой позволяет человеку отстаивать свои интересы, не вторгаясь в личное пространство другого и не испытывая тревоги или вины за выражение своих собственных чувств, желаний и потребностей.

Ассертивное поведение способствует здоровому самоутверждению и при этом позволяет строить искренние и продуктивные отношения, свободные от завуалированной агрессии.

Ассертивное поведение предполагает готовность нести ответственность за свои слова и действия.

Ассертивное поведение зиждется на прямой и честной коммуникации.

Ассертивное поведение предполагает эмоциональную открытость.

Ассертивное поведение подразумевает действия исключительно на своей территории.

Ассертивное поведение допускает выражение несогласия с чужой точкой зрения, конструктивную критику, совместный поиск компромисса или обоюдовыгодного решения.

Ситуация (Case Study)

Коллега обращается к вам с настойчивой просьбой выполнить его работу, ссылаясь на свою занятость и апеллируя к тому, что вы  — «хороший человек».

Как быть?

Агрессивное поведение: вы отчитываете коллегу за его неуместное требование и даёте ему оценку как ленивому сотруднику, вечно стремящемуся выехать на чужих плечах.

Результатом могут стать вконец испорченные отношения и желание коллеги отыграться и подставить вас при первом же удобном случае.

Уступка: вы идёте навстречу, взяв на себя чужую работу, но корите себя за излишнюю мягкость и копите раздражение на коллегу, «севшему на шею».

Результат: ухудшение вашего эмоционального состояния, высокая вероятность того, что к вам и впредь будет обращаться с подобными просьбами.

Пассивно-агрессивное поведение: вы соглашаетесь, но «забываете» про соглашение, и работа оказывается невыполненной. Коллега обвиняет вас в том, что вы не сдержали своё слово и во всеуслышание объявляет, что нас вас нельзя положиться.

Результат: испорченные отношения и репутация.

Ассертивное поведение: вы для себя признаёте, что, обращаясь с просьбой, коллегам действует в своих границах — ведь он может получить отказ. Он не садится вам на шею — оказаться там он может лишь в том случае, если вы это ему позволите. А соглашаться или нет на его просьбу — решать вам.

Если у вас нет времени и желания брать на себя лишнее, вы сообщаете об этом — однозначно, прямо и в корректной форме (например, «увы, нет ни одной лишней минуты, разве только ты сделаешь за меня то-то и то-то»).

Но вы можете и согласиться —  если, скажем, планируете в ближайшее время обратиться к нему с аналогичной просьбой. В таком случае вы озвучиваете свои условия и после заключения соглашения, выполняете чужую работу.  

Результат: вы поддерживаете репутацию дружелюбного и адекватного человека, с которым можно сотрудничать, но которого нельзя «продавить».

Можно с уверенностью сказать, что человек, научившийся общаться ассертивно,  будет пользоваться популярностью и уважением среди других людей. Это тот человек, с которым хочется иметь дело.

Пять волшебных навыков, чтобы научится ассертивному поведению и говорить “да” или “нет” только тогда, когда вам хочется.

Навык №1. Установите контакт со своей злостью.

Американский психолог С. Уитсон утверждает, что путь к ассертивности лежит через построению дружеских отношений с собственными агрессивными чувствами —  злостью и раздражением на окружающих.

Контроль над злостью можно получить только через её принятие. Принимая все свои негативные чувства, вы получаете возможность придать им допустимую форму и безопасно выразить в процессе коммуникации — без грубых нападок и обвинений.

Чувство злости, как бы это парадоксально ни звучало, позволяет пережить свою обособленность от других и ярче прочувствовать свои интересы. Кроме того, оно помогает установить правильные для каждого из нас границы, нарушение которых небезопасно для целостности и сохранности личности. Таким образом, злость является важным союзником в работе над обретением ассертивности.

Навык №2. Научитесь правильно формулировать свои требования.

Ассертивно сформулированное требование никогда не оскорбит другого человека, не заденет его достоинства и не заставить его гадать, чего же именно вы от него хотите. Стало быть, ассертивное требование всегда корректно и однозначно, в отличие от пассивно-агрессивного высказывания, в котором будет много двусмысленностей и плохо замаскированных нападок.

Пример №1.

Удачная форма: Мама обращается к ребенку: «Взгляни на часы. Я прошу тебя через 10 минут закончить игру и за 15 минут собрать все игрушки с пола и вернуть на место книги. Тогда мы успеем почитать перед сном».

Неудачная форма: «Боже мой, какой беспорядок! Ты что, хочешь опять лечь за полночь?»

Пример №2.

Удачная форма: Муж обращается к жене: «Пожалуйста, отнести мой костюм в химчистку. Ты сможешь сходить сегодня? Это срочно».

Неудачная форма: «Если у тебя найдется время после педикюра или чем ты там целыми днями занимаешься, попробуй донести мой костюм до химчистки — хоть что-то полезное сделаешь, пока я работаю».

В ответ на возражение, ассертивный человек поинтересуется у другого возможной альтернативой и предложить вместе поискать компромисс, тогда как пассивно-агрессивный не удержится от обвинений – «я так и знал, что на тебя нельзя положиться».

Навык № 3. Принимайте во внимание чувства собеседника.

Вы можете не догадываться, что именно в данной ситуации испытывает другой человек – насколько ему комфортно или, наоборот, неловко, и потому имеете полное право задать уточняющий вопрос.

Пример №1. «Я правильно чувствую, что тебя расстроил этот разговор?»

Пример №2. «У меня сложилось впечатление, что ты считаешь мои требования необоснованными. Это действительно так?»

Помните: диалог может быть эффективным лишь тогда, когда вы не только получаете от собеседника обратную связь, но и точно ее интерпретируете.

Именно поэтому прояснения чувств другого является одним из важных инструментов ассертивного поведения.

Вы не обязаны с этими чувствами полностью соглашаться или менять из-за них свою позицию, но, учитывая их в разговоре, вы позволяете другому ощутить себя понятым.

Пример№3. «Я вижу, что ты очень расстроена отменой поездки на выходные, но мне действительно придется работать все эти дни, чтобы сдать проект вовремя».

В свою очередь, человек с пассивно-агрессивным поведением предпочтет «не услышать» настроения собеседника или даже растолкует его заведомо неправильно, чем настроит его против себя.

Навык №4. Развивайте умение слушать.

Увы, современные телевизионные ток-шоу демонстрируют, что культура слушания во много утрачена. А ведь речь идёт именно об умении.

Быть слушателем —  не просто молчать, терпеливо ожидая, пока другой выскажется, а вникать в сказанное, проявлять уважение к чужому мнению, не перебивать, задавать уточняющее вопросы, показывать свой интерес к словам другого.

Кроме того, в умении слушать немаловажную роль играет поддержка зрительного контакта и умение воздерживаться от выражения несогласия или возмущения.

Навык №5. Настройтесь на сотрудничество.

Убеждены, что ваш оппонент ошибается? Вам хочется с пух и прах разнести его точку зрения?

Остановите свой порыв и сконцентрируйтесь на поиске чего-то общего или понятного вам.

Нажить врага нетрудно, но целесообразнее и интереснее повернуть ситуацию так, чтобы обнаружить в ней скрытую до поры до времени обоюдную выгоду. Тем более не стоит поддерживать спор ради спора, затеянный из желания показать несостоятельность аргументов собеседника.

Просто позвольте каждому из вас остаться при своем – без пассивно-агрессивного брюзжания или колкостей.

Почему нам трудно говорить с партнером о сексе

Говорить друг с другом о своем теле и  сексе не просто можно или нужно, а необходимо. В том случае, разумеется, если вы намерены получать друг от друга и от процесса интимной близости максимум удовольствия.

Делать это несложно. Коль вам самим известно, что и как вам нравится, дайте партнеру подробную инструкцию (желательно, сопровождая ее наглядным показом). Выше, ниже, слабее, сильнее. Кто-то схватит с первого раза, кому-то придется попрактиковаться, но, если объяснять прямо, понятно и доброжелательно, то хороший результат рано или поздно придет (тем более, раз уж вы друг друга выбрали, то, наверное, принимаете у партнера тело, запах и прочие нюансы). Еще лучше – время от времени давать друг другу обратную связь «после»: что особенно понравилось, что можно развить и акцентировать, а от чего отказаться. Тогда вас действительно ждет грандиозный секс.

Язык? А любой – на ваше усмотрение. Хоть детсадовский тезаурус, хоть слова собственного изобретения, хоть табуированная в приличном обществе лексика. И нет в этом ничего обесценивающего или опрощающего. Ведь самое прекрасное в сексе, то, что нельзя зафиксировать и объяснить, лежит за пределами слов. Весь этот космос, это нереальное чувство близости и выхода за пределы себя… Но прежде чем начнется полет, хорошо бы решить техническую сторону вопроса.

Практика же снова и снова показывает, что разговоры – это большая проблема. Я очень надеюсь, что однажды смелые мужчины мне поведают, почему им так трудно говорить о собственных желаниях и предпочтениях. А вот что касается женщин —  сейчас поделюсь.

Моя гипотеза такова: у многих из нас глубоко-глубоко сидит запрет на наслаждение. Запрет не осознаваемый и выходящий на поверхность в иных обличьях. Например, в обличье убеждения «если я буду желать чего-то особенного, мужчине это может не понравиться, и он уйдет к той, что попроще». Или «он решит, что я развратна». Или «порядочные женщины о таком не говорят». Или «от них все равно ничего не добиться». Или «пусть догадается сам». Или просто настолько всепоглощающее чувство стыда, что язык прилипает к небу. А ведь те же самые девушки не боятся просить, требовать, скандалить, манипулировать и прочими путями добиваться того, что им необходимо, в других областях жизни. Я это, кстати, говорю сейчас без тени осуждения или насмешки, просто констатирую факт. Мы умеем выпросить шубу, но готовы заниматься сексом, не получая и трети того, что могли бы.

Откуда берется этот запрет? Я думаю, что он почти архетипичен. Слишком долгое время секс для женщины имел не самые позитивные коннотации. Из-за риска нежелательной беременности, из-за насилия, которому кто-то из семьи, да подвергался, из-за варварски сделанных абортов, жизни в коммуналках и прочих особенностей еще таких недавних лет. Я убеждена,  что среди женщин моего поколения мало кто получил от матерей прямое или подразумеваемое «добро» на свободное сексуальное самовыражение. Куда больше было недовольства, предостережений, запугиваний, да чуть ли не проклятий – «шлюхой вырастешь». Даже тот факт, что и современных родителям не всегда удается адекватно поведать ребенку, откуда он взялся, свидетельствует о том, что тема секса перегружена стыдом, сомнениями и чувством вины.

В то же время запрет получать наслаждение на все сто, просвечивающий сквозь многообразные рационализации и оговорки, портит нашу жизнь и множит проблемы. Когда нам не нравится, что происходит в постели, мы терпим, отлыниваем, злимся или ссылаемся на головную боль и ПМС, тем самым подтачивая отношения, которые могли бы быть долгими и хорошими. Отличный секс – это не тайный рецепт семейного счастья, но его серьезная составляющая. Или наоборот. Реально ли быть довольной своей семейной жизнью, не кайфуя от интима? Что-то я сомневаюсь.

Возможно, этот текст совсем не про вас. Возможно, вы по-другому ощущаете и ситуацию, и себя в ней. Тем не менее, я предложу задать себе вопрос на проверку: «Что это за женщина, которая готова обсудить со своими мужем/любовником все нюансы близости – от прелюдии до предпочтительных поз и сокровенных фантазий?»

Какими будут ваши ответы?

Если среди них встретятся явно осуждающие (развратная, шлюха, дамочка без комплексов) или вы вдруг почувствуете, что «эта женщина» совсем не такая, как вы, — побудьте с этими переживаниями. Вдруг вспомнится что-то интересное из детства или всплывут давно утерянные в памяти родительские наставления как части недостающего паззла? Таким образом, вы более полно узнаете, из чего  сделана ваша женская часть и какие установки вы вольно или невольно вносите в отношения с любимым человеком. Ведь вся наша сексуальность — это не природа и не инстинкты, а только то, что мы о ней думаем.

Рецепт семейного счастья (трудно, дорого, с гарантией!)

Знаете, что разрушает семьи, прежде чем пара успевает построить что-то стоящее?

Я знаю.

Это очень печальная история, и я хочу ею с вами поделиться.

Когда-то в во времена первого студенчества я подслушала разговор юных супругов. Было очевидно, что брак их свеж, но обоюдная скука уже приобрела космические масштабы. Супруги смотрели друг на друга взглядами полежавшей на прилавке наваги и пытались выстроить диалог:

— Завтра суббота, — говорила она. — Чем займёмся?

— Ну предложи что-нибудь.

— Почему я? Ты же мужчина.

— И что?

— Как что? Ты правда не понимаешь? Так невозможно жить!

— Не живи.

— Ты издеваешься?

— А ты — нет?

— Я вообще-то думала, что ты меня любишь!

— О, понеслось.

Я слушала, и меня накрывала тоска. По дурости мне тогда казалось, что вот это вот всё ждёт каждую пару на излёте влюблённости. Моя фантазия достраивала историю, в которой двум полудетям захотелось поиграться в свадьбу, но на выходе из загса карета превратилась в тыкву.

Чувства были — чувства сплыли.

Прошло много лет, прежде чем я поняла свою ошибку. На самом деле годы, проведённые вместе, не просто сближают — сращивают. Влюблённость с гарантией перетекает в любовь до гроба, если соблюсти одно условие. А именно — если ты готов считать своего партнёра равным себе. Равным и столь же ценным, как и ты сам.

Казалось бы, очевидная вещь. Но практика показывает, что нет, не очевидная

Знаете, слово «выбор», когда речь заходит об отношениях, очень лукаво. В действительности у многих из нас особого-то выбора и не было. Был ровно один претендент или претендентка, и вся альтернатива звучала так: либо с ним, либо в одиночестве.

Да, возможно, он казался не самым прекрасным. Но другие — те, которые лучше, красивее, богаче — даже не смотрели в твою сторону, а этот смотрел в глаза .Возможно, от такого же дефицита иных вариантов, но думать об этом неприятно.

Зато нравится думать, что, соглашаясь на брак, ты совершаешь акт великодушия. Ты лучше. Ты ярче. Ты достоин более привлекательной пары, но так уж и быть, готов вручить себя как приз..

И в эту изумительную картинку совершенно не вписывается тот факт, что другой видит ситуацию симметрично. Он также считает себя выигрышем в лотерею и ждёт в ответ признательности, огромной как небо.

Вы сейчас скажете — нет, это какая-то ерунда, всё не так. Но погодите. Повспоминайте своих знакомых. Я перебираю в голове пару за парой и вижу, что у каждой была своя история компромисса. “Пришлось жениться”, “ сам не знаю, как так вышло”, “тикали часики”, “любила другого, но не взаимно”, “повелась на ухаживания”, “смирился”, “смирилась”.

Друзья мои, ничего так не разрушает брак, как уверенность, что ты лучше своего супруга. Это зубастый червь, который точит всё живое до состояния трухи. На самом деле можно пережить всё — влюблённости на стороне, болезни, межродственные распри, но только не фантазии о том, что ты сделал/-а кому-то одолжение.Там, где есть такие фантазии, никогда не будет любви.

Мне хочется это выделить капслоком.

Если ты делаешь одолжение, ты рассчитываешь, что долг вернут. Ты видишь другого сквозь кривое зеркало ошибочных ожиданий и, не получив желаемого, разочаровываешься вусмерть. Твой избранник превращается в неплательщика, а неплательщиков не уважают.

Ты думаешь, что до смерти благодарный партнёр будет осыпать тебя дарами. А он не только не осыпает, но и сам практикует хмурый, выжидательный взгляд. Ты бесишься, ты хочешь разъяснить этому тупому созданию, как ему повезло, но твои речи отклика не находят.

— Я хочу романтики. Я хочу, чтобы ты ухаживал за мной. Ты видел, какими глазами Виталик смотрит на Дину? А от тебя даже цветов не дождёшься!

— У Дины, между прочим, есть на что посмотреть.

Ты думаешь, что партнёра хорошо бы улучшить — до соответствия идеальному тебе. Пусть идёт в спортзал, пусть худеет или больше зарабатывает, раз уж ему выпала честь быть рядом.

— Может, покрасим тебя в блондинку? А то ты у меня какая-то не авантажная.

Ты находишь свои привычки разумными, а его/её — вредными..

— Помыла посуду — вытри раковину. Блин, ну это же очевидно!

Ты перестаёшь слушать и торопишься сообщить, как всё обстоит на самом деле.

— Что за пургу ты несёшь! Похоже, в этой семье я один способен здраво рассуждать..

Ты намекаешь друзьям, как много изъянов у твоей половинки.

— Не, ну как можно оставлять после себя в ванной такой бардак!

Примеры карикатурные и ни один из них не придуман. Впрочем, бывает и хлеще. До сих пор помню, как одна новобрачная, захлёбываясь счастливым смехом, рассказывала коллегам, как строит “своего” — отселила спать на диван, пообещала выбросить с балкона не слишком ценный подарок. Коллеги женского пола демонстрировали солидарность — да, всё правильно, с ними так и надо. И кажется, не одна из них не догадывалась, что человек, с которым ты живёшь, априори достоин уважения. Не за особые заслуги, а по умолчанию.

Вы мне скажете, что в этих историях просто нет любви. А я настаиваю, что любовь вторична. Сперва формируется способность видеть в другом равного себе, а уже потом приходят чувства. Не ты и все остальные — тупые блондинки, нарцы, абьюзеры, а ты и прочие люди. Столь же люди, сколько и ты сам.

Трудно? В теории нет, а на деле очень.

Браки совершаются на небесах, это чистая правда. Наши партнёры безоговорочно нам подходят. Не так, конечно, как в женских романах, где миллионеры падают к ногам заурядных девиц, но в плане внутренней организации соответствие будет идеальным. Супруги всегда будут одинаково невротичны или пограничны; здоровый невротик никогда не уживётся с человеком, выпадающим из реальности, созависимый непременно найдёт своего алкоголика и так далее. Отсюда простой вывод: если нам не нравится наше отражение в партнёре — дело всё-таки не в партнёре. Вот станем прекраснее и мудрее — возможно, появится кто-то другой, а пока хорошо бы уважать, кого дали. И это лучшая в мире практика личностного роста..

Практиковать уважение не значит терпеть; в ситуации насилия уважение не спасает. Иногда надо бежать прочь и уже потом, в безопасном одиночестве обдумывать своё дальнейшее развитие — куда двигаться и как не наступать на те же грабли. Иногда — когда совсем не о чем есть, спать, говорить — надо расставаться. Но если союз более или менее сносен, то признание другого равным себе помогает сделать его по-настоящему прекрасным.

Уважение не только предшествует любви, но и укрепляет её. На первый взгляд, это почти магия, хотя никакого волшебства тут нет. Если день за днём ты избегаешь обесценивания и практикуешь благодарность, то пространство между тобою и другим, очистившись от сора, наполняется фантастическим теплом. Любовь расцветает сама, без дополнительных усилий.

Впрочем — нет, не без усилий, потому что поначалу это реальная аскеза. Тебе до смерти хочется одёрнуть, научить, ткнуть пальцем, да и поводов, прямо говоря, немало. Спасает только напоминание: ты не лучше. Ты столь же неудобен. Два сапога пара.

И всё равно ты:

признаёшь чужой вкус, даже если он в пику твоему;

отзываешься за глаза хорошо или никак;

терпишь, когда зубную пасту выдавливают из начала тюбика;

смиряешься с несовпадениями в режиме дня;

понимаешь, что выходные хочется проводить совсем по-разному и это нормально;

радуешься, когда удаётся договориться;

не требуешь работать на тебя — жилеткой, антидепрессантом, боксёрской грушей;

даёшь больше пространства, когда это необходимо;

вообще не критикуешь;

вообще не упрекаешь;

вообще не заставляешь оправдываться.

И вот тогда наступают чудеса

Что такое ментализация

Ментализация.  Наверное,  у многих из вас этот слово уже на слуху, но не все знают, что это такое.

Ментализация — это одно из центральных понятий современного психоанализа и  когнитивной психологии и психотерапии

А ещё это одна из самых важных наших способностей, определяющая, насколько удачно складываются наши отношения с близкими, друзьями, коллегами.

Что помогает нам находить общий язык с другими людьми? Как правило, мы редко задумываемся, какие именно механизмы обеспечивают нам точное понимание и истолкование чужих поступков, их причин и поводов. И насколько точное? 

Прежде всего, мы судим людей по себе (то есть, ставим себя на место другого и фиксируем,что бы мы в данный момент подумали, почувствовали, сделали), и отчасти эта стратегия оправдана. Все мы хотим любить и быть любимыми, пугаемся того, что страшно и удивляемся непривычному, ревнуем, завидуем, сочувствуем… То есть, нас всех объединяет человеческая природа, которая проявляется схожим образом. 

В то же время ориентация только на себя неизбежно ведёт к ошибкам и, как следствие, к взаимному недопонимаю. Мы — разные, и иной раз эта разница ошеломляет. Стало быть, для верного понимания окружающих нас людей опоры на собственный опыт недостаточно. Нужно что-то ещё.

Ментализаци
Ментализация

Ментализация — это умение понимать внутреннее состояние (а также настроение, мотивы, желания, цели, потребности) другого человека, объясняющие и определяющие его поступки. Одновременно ментализация – это умение видеть себя глазами другого. Иными словами, общаясь и наблюдая, мы уточняем первоначальные предположения об окружающих нас людях и делаем эти предположения всё более точным и приближенными к реальности.  Чем выше наша способность ментализировать — тем выше вероятность того, что область наших отношений с другими будет благополучной. Но правило работает и в другую сторону.

Приведу простой пример.

Положим, есть человек, страдающий от давней неуверенности в себе. Ему кажется, что остальные люди, в отличие от него, самонадеянны, критичны и насмешливы. Давайте предположим, что человек этот пришел в поликлинику и вынужден обратиться с вопросом к администратору за стойкой. А за стойкой сидят две девушки и над чем-то хихикают.

Что подумает такой человек?

С большой вероятностью, если его способность к ментализации нарушена, он немедленно предположит, что  смех у девушек вызывает именного его персона. Его неуверенность и робость подскочат вверх, а заодно он испытывает немалую злость (если не ярость) на этих наглых, бестактных сотрудниц. Кроме того, он лишний раз убедится, что мир опасен и недружелюбен.

И, захваченный малоприятными переживаниями,  он едва ли заметит в руках одной из девушек смартфон, на котором обе рассматривают что-то забавное.

Ещё пример. Женщина истерического толка, оказавшись в малознакомой компании, начинает, как ребёнок, привлекать внимание окружающих  не слишком уместным кокетством, истолковывая неловкость других как знак всеобщего восхищения (хотя для того, чтобы более точно оценить производимое впечатление, казалось, достаточно было бы внимательного взгляда). Но она продолжает упорствовать в своём поведении, вследствие чего её разочарование растёт, а вместе с ним и потребность быть замеченной любой ценой.

Эти примеры позволяют увидеть, что нарушения ментализации идут рука об руку с привычными для нас способами «раскодировки» получаемой извне информации – иными словами,  в соответствие с имеющимися у каждого из нас глубинными когнитивными схемами. Чем жестче, устойчивей схема, тем большему искажению подвергаются внешние стимулы. Мы не пересматриваем  наши схемы, сталкиваясь с тем, что им противоречит, а наоборот, настойчиво искажаем новые данные в соответствии с привычными убеждениями.

Таким образом, повышение уровня ментализации  может стать одной из целей психотерапии в процессе работы с рядом нарушений, начиная от хронической депрессии и до расстройств личности. Надо сказать, что это очень благодарная цель, поскольку буквально каждый шаг в нужном направлении дарит растущее чувство уверенности и контроля, ведь  отношения с  людьми перестают пугать своей непредсказуемостью.

Способность к ментализации, если  в ней нет слишком серьёзных нарушений, мы можем и развивать  самостоятельно. Наиболее полезной для этого станет позиция исследователя, которым намерен собрать как можно больше данных о том или ином человеке, отказавшись от преждевременных выводов. Другой способ, подходящий уже для «продвинутых» практиков, — это фиксация наиболее проблемных и, главное, повторяющихся моментов в общении с другими людьми. Как правило, именно в подобных ситуациях наше умение ментализировать даёт сбой, и мы руководствуемся неверными представлениями об окружающих, тем самым замыкая порочный круг. Разомкнуть же и выйти за его пределы можно снова помогает позиция непредвзятого исследователя, который наблюдает и анализирует, не оценивая и не осуждая.

 

 

Похожие записи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.